/Melissa/
Meles meles
Я никогда не понимала эмоций по поводу чтения комиксов. Они всегда читались для меня достаточно ровно. Я отмечала факты, интересные реплики, интересные возможности для фикописания, любопытные детальки или просто несостыковки. Но сегодня, по пути домой я закончила читать "Войну Суперменов", последнюю арку из Суперменовской глобалки про Новый Криптон 2008-2010 годов. И вот последние часов шесть я непрерывно думаю об этом, и каждый раз всё заканчивается ощущением полной раздавленности. Потому что...

Когда я недели две назад — всего-то десять дней прошло — писала о том, с чего я вообще начала читать кроссовер про Новый Криптон, ко мне пришёл один из читателей и сказал, что не особо советует читать "Приземлённого". И я даже с ним согласилась, потому что уже прочитала выпусков пять, и история в "Приземлённом" действительно незатейлива до нудятины: Супермен решает пройтись пешком по стране, он идёт из штата в штат и помогает людям. Десять дней назад я считала, что просто дочитаю эту арочку, чтобы не бросать на середине, ну и поставлю себе плюсик за очередную прочитанную историю. Но сейчас, сейчас... Сейчас я понимаю, что её не просто стоит читать, а что её читать надо обязательно.

По словам Лоис, стоминутная война произошла только вчера. Только вчера Новый Криптон был разрушен, только вчера Супермен потерял свой обретённый повторно народ, а спас (по факту-то в самом деле спас) жалкую сотню — заточением в Фантомной Зоне. Сегодня я попробовала начать читать "Приземлённого" снова, но просто не смогла. Как в первый раз я увидела слова Лоис про то, как отец застрелился у неё на глазах (что я вообще не заметила, потому что не поняла в прошлый раз), я увидела весь ужас такого обычного дня Супермена, который возвращается к совершению добрых дел. Это ужас, это настоящий ужас. Эта ситуация напомнила мне о споре, кого считать более несчастным сиротой: Брюса, который родителей потерял, или Кларка, который их никогда не имел. Что было Кэлу легче: годами жить с осознанием себя как последнего криптонца или обрести свой народ, прожить вместе с ними несколько месяцев, а потом снова остаться последним из? С какими мыслями он без разбора приговаривал к Фантомной Зоне последних из своего народа, а потом навечно запечатал её? С какими мыслями он идёт помогать обычным людям, которые весь последний год считали его предателем, ненавидели его народ и сейчас равнодушно или даже с долей облегчения, или злорадства отметили, что, ну да, новый Криптон уничтожен, живём дальше? Это напоминает мне 11 сентября, когда трагедия в США у очень многих невольно вызывала мысль: "Так им и надо". Маньяком или героем, но Новый Криптон был Лэйном уничтожен, раса по факту погибла, раса, вся вина существования которой, по факту, была лишь в их силе и, следовательно, в потенциальной опасности для Земли. "Так им и надо".
И вот Супермен идёт из штата в штат, он смотрит на этих людей, он им помогает. Потому что может. Потому что больше у него ничего не осталось.

Осознание и полное понимание контекста делают "Приземлённого" одной из самых страшных арок, какие я когда-либо читала в Суперменовских сериях.

— Так значит Земля была запасным вариантом, если не станет вашего дома?
— Нет. Никогда.
— Есть люди, которые считают, что вы были так заняты тем миром, что потеряли связь с этим. Что вы ответите на это?
— Я... Я не знаю.

Я не могу это читать. В ближайшие дни — точно.

@темы: DC, Superman, comics, эмоции